Интервью с вице-президентом Российского Союза строителей, исполнительным директором Союза строительных объединений и организаций Олегом Алексеевичем Бритовым

Вице-президент Российского Союза строителей, исполнительный директор Союза строительных объединений и организаций Олег Алексеевич Бритов

«Самая большая роскошь на земле – роскошь человеческого общения»

31 августа отпраздновал свое 60-летие вице-президент Российского Союза строителей, исполнительный директор Союза строительных объединений и организаций Олег Алексеевич Бритов.

О профессиональных достижениях юбиляра и о его незаурядных личных качествах знают многие. Но живое общение с человеком всегда раскрывает многогранность его натуры и позволяет ощутить неповторимое очарование индивидуальности. Итак, наш собеседник Олег Алексеевич Бритов.

Олег Алексеевич, расскажите о своем детстве.

– Я родился в городе Жданове Донецкой области. Сейчас это город Мариуполь. Но детские годы провел в Ленинграде, куда родители привезли меня совсем крошечным. Жили в коммунальной квартире на улице Войнова. Мама серьезно занималась моим разносторонним развитием. Какие кружки и студии я только не посещал! Где-то не задерживался надолго, какие-то увлечения пронес через всю жизнь. Например, до сих пор наслаждаюсь живописью, хорошо знаю столярное и ювелирное дело, очень люблю мастерить. Каждое лето меня увозили в Мариуполь, где я вкушал все прелести каникул. Беззаботные игры, надежные товарищи, но главное – настоящая рыбалка! К ней меня приучили еще в раннем детстве отец и дядя, которых я очень любил и на которых во всем хотел быть похожим. 

Вы хорошо учились, но после 8 класса ушли из школы в Ленинградский холодильный техникум. Почему было принято такое решение?

В юности я бредил морем и очень хотел пойти по профессиональной стезе отца, который более 30 лет проработал в торговом флоте. Родители не одобряли моего выбора, считая, что эта профессия не принесет мне радости. Однако я настоял на своем, и пошел учиться в холодильный техникум, после окончания которого можно было ходить в плавание на рефрижераторных судах. Так я пошёл по стопам отца вопреки воле родителей.

После техникума была армия. Сначала я попал на северный флот, в Североморск, где прошел обучение, а затем служил в Кипелово под Вологдой, специализируясь на обслуживании морских бомбардировщиков ТУ-95. После демобилизации работал грузчиком в Балтийском морском пароходстве, ждал, пока мне откроют визу. Затем стал ходить на сухогрузах в качестве специалиста по ремонту рефрижераторного оборудования. Чуть позже перешел на научные суда, обслуживающие проекты Роскосмоса. Чего я только не повидал за 10 лет работы рефрижераторным мотористом!  На судне совершенно необычная жизнь, не похожая на сухопутную. Океан, вахта, все по часам, а после вахты – масса свободного времени. В каждом человеке заложен некоторый творческий потенциал, который в таких условиях иногда реализуется достаточно причудливо. Многие мои товарищи занимались резьбой по дереву, чеканкой, мастерили такие классные вещи, которые не имели цены. Некоторые, напротив, очень страдали. А я с удовольствием рыбачил. Экзотика, которая только сейчас стала доступна многим, во всей полноте открылась мне еще в молодости. Я ловил рыбу у берегов Северной и Южной Америки, Африки, Индии, в Карибском море, Бермудском треугольники, у всех портовых городов, куда заходили наши суда. Это были незабываемые впечатления! Ловил барракуд, тунцов, макрель, акул, искал на коралловых рифах морские трофеи…

Непосредственно со строительством был связан следующий период вашей биографии, когда вы перешли на работу в Комитет ВЛКСМ Балтийского морского пароходства (БМП)?

– Да, это был первый опыт строительства. Сначала я был заместителем руководителя, а потом и председателем штаба Молодёжный жилого комплекса БМП. Мы тогда решали задачу капительного ремонта и реконструкции старых домов под жилье для молодых семей. Первым домом, в котором мы своими силами сделали капитальный ремонт, стал дом на Зверинской улице. Под моим руководством работали ребята из Балтийского морского пароходства, Ленинградского порта, с судов и береговой службы. Впоследствии все мы получили ордера и смогли переехать из коммуналок в собственные квартиры. Правда, вскоре на движении МЖК был поставлен крест. Но оно стало одной из интересных страниц отечественной истории. Помню, у нас при Комитете ВЛКСМ было создано свое хозрасчетное предприятие, где мы занимались столярными работами, делали мебель. Это было интересное начинание.

После строительства в вашей жизни появилась реставрация. Как это произошло?

В конце 80-х годов мы с двумя товарищами — промышленными альпинистами создали предприятие БМП «Компакт». Моей сферой ответственности была организационная работа. В то время я познакомился со спецификой высотных работ, и фактически моим вторым домом стала Петропавловская крепость, в реставрации которой мы принимали деятельное участие. В то время строительные леса для таких объектов практически не применялись, все делалось силами промышленных альпинистов. Скажу, не хвастаясь, что сам промышленный альпинизм в нашем городе стал активно развиваться именно благодаря БМП  «Компакт».  Мы готовили специалистов, предоставляли им возможность набраться опыта, научиться приемам реставрационных работ и промышленного альпинизма, поверить в свои силы. Через компанию прошло несколько потоков молодых заинтересованных людей, многие из которых потом открывали свое дело и продолжали трудиться на благо родного города.

Наша команда выполняла монтаж ангела-флюгера на шпиль Петропавловского собора (только позолоченное «яблоко» с поворотным механизмом имеет диаметр 1,5 метра), кораблика на шпиль Адмиралтейства, многих крестов на купола церквей и соборов Санкт-Петербурга, в том числе Казанского собора и многие другие проекты. Трудились и «на земле». Например, выполняли монтажные работы  в процессе перезахоронения останков великих князей в Великокняжеской усыпальнице Петропавловской крепости, подготовку Екатерининского предела для погребения останков императора Николая II, реставрацию ботного дома. Но основной специализацией для нас были высотные работы, в том числе производимые с помощью вертолета.

Не страшно было осуществлять подобные проекты в исторической части города?

– Страшно сейчас вспоминать, ведь многие работы проводились в сложных, а иногда и в экстремальных условиях. А тогда страха не было, был только интерес. Причем, интерес далеко не коммерческий, поскольку особенных денег мы тогда не заработали. Но каждый проект был особенным, не похожим на все остальные, каждый требовал индивидуального подхода и, конечно, профессионального мастерства. Мы постоянно совершенствовали свои навыки, выезжали на тренировки, прорабатывали все нештатные ситуации, которые могли случиться в процессе монтажа. Ведь каждый вертолетный монтаж – это, по сути, тактическая операция, как на войне. У нас была рация, которая позволяла обеспечивать слаженную работу бригады. Мы изготовили монтажные растяжки собственной конструкции, которые в течение ряда лет помогали нам на всех объектах. Также разрабатывали новые технологические приемы вертолетного монтажа.

Как раз в те годы родился Союз реставраторов, зарегистрированный в качестве региональной общественной организации в 2006 году. А всего через 10 лет он получил золотую медаль «За выдающиеся заслуги в области охраны памятников» на XII Европейской специализированной выставке «Denkmal-2016». Вы стояли у истоков Союза…

– В то время в городе было порядка полутора десятков реставрационных компаний, которые решили объединиться, чтобы выделить реставрацию в отдельную отрасль. Я стал директором Союза реставраторов, мы поднимали эту общественную организацию буквально с нуля. Это была сложная, но очень интересная работа, полная энтузиазма и оптимизма. А в 2004 году я перешел работать в Союз строительных объединений и организаций. О первых годах деятельности Союза можно написать целую книгу. Это было время некоторого застоя строительной отрасли после пышного празднования 300-летия Санкт-Петербурга. Но все мы понимали, что будущее строительного рынка во многом зависит от нашей деятельности, от того, насколько грамотно и конструктивно мы сумеем выстроить диалог с властью. Собственно, за прошедшие 15 лет задачи Союза не поменялись. Мы по-прежнему находимся в диалоге и стараемся решить все сложные проблемы максимально эффективно.

Для вас это было совершенно новым делом…

К тому времени я уже окончил Санкт-Петербургский международный институт менеджмента (ИМИСП) — первую по времени основания бизнес-школу в Санкт-Петербурге. Это мне очень помогло в последующей работе. Но самое главное: мне всегда везло с учителями. Например, Александр Иванович Вахмистров – отличный организатор, талантливый стратег. Он всех своих подчиненных научил дисциплине и системному подходу к выполнению любой задачи. Помню, как в 2004 году мы закладывали храм строителей, освященный в честь апостола Петра. На рынке присутствовало много компаний, некоторые из которых, к сожалению, сегодня уже не существуют. Приходилось работать с огромным количеством людей, которые вкладывали в строительство этого храма знания, умения, ресурсы. Грамотно управлять таким сложным процессом – высшее искусство. Я многому тогда научился у Александра Ивановича, который обладает замечательным талантом найти подход к любому человеку. А ведь взаимодействовать со строительным блоком всегда не просто, потому что руководители строительных компаний, как правило, обладают харизмой в хорошем смысле этого слова.

 «Харизма» переводится с греческого языка как «особая одаренность». У некоторых людей она проявляется разносторонностью интересов и увлечений. Расскажите о своих хобби.

Прежде всего, это рыбалка, которую я полюбил с раннего детства, и всю жизнь энергетически наполняюсь и наслаждаюсь ей. Я счастлив, что не только вхожу в состав региональной общественной организации «Петербургский клуб любителей рыбной ловли», но и отвечаю в ней за организационную деятельность. Девиз Клуба: «Постоянство – признак мастерства», и мы стараемся следовать этому принципу. Кубок открытия сезона, Кубок детской надежды, в котором обязательно принимают участие дети из подшефного детского дома, различные мероприятия стали для нас традиционными. Идеологической цементирующей силой Клуба является Александр Иванович Вахмистров. Во многом благодаря его стараниям в Петербурге был возведен первый в России храм рыбаков, освященный в честь апостола Андрея Первозванного. Поскольку Александр Иванович – председатель Правления ОАО «Группа ЛСР», строительство храма поддерживалось крупнейшим петербургским застройщиком, и было завершено в кратчайшие сроки…

… Рыбалка – это интересное и увлекательное занятие. Говорят, что время, проведенное на рыбалке, в счет жизни не идет, и это не только красивая метафора, но и научный факт. Каждому ясно, что только ради трофея никто из благоразумных граждан не поедет за тридевять земель мокнуть под дождем и ночевать в палатке. Настоящее удовольствие получаешь от процесса, а еще от общения с близкими тебе по духу людьми.

На таком общении строятся и остальные ваши увлечения?

Безусловно. Например, я очень люблю бильярд, но не считаю себя профессиональным бильярдистом. Я получаю удовольствие и от игры, и от общения с интересными людьми, которые на время партии становятся для меня соперниками. Вообще, бильярд, как игра, связанная с точностью, расчетом, геометрией, помогает в сложных жизненных ситуациях, когда необходимо быстро принять правильное решение для того, чтобы, как говориться, шар попал в лузу. В моей жизни немалую роль играет бильярдный клуб, возглавляемый Владимиром Геннадьевичем Ефимовым. Кстати, благодаря этому замечательному человеку в спартакиаде строителей появился бильярд, который сразу стал очень популярен.

Также радость общения дарит мне охота. Правда, выбраться поохотиться удается нечасто, но когда это получается, я с удовольствием провожу время с друзьями и единомышленниками. Все это: и рыбалка, и охота, и бильярд построено вокруг общения с близкими и дорогими моему сердцу людьми, вокруг общения, которое и есть самая большая роскошь на Земле.

Подготовила Елена Никитченко

Добавить комментарий

Закрыть меню
Позвонить