Интервью с заместителем генерального директора по экономике и финансам АО «ЛОЭСК» Жанной Айгильдиной

Заместитель генерального директора по экономике и финансам АО «ЛОЭСК» Жанна Айгильдина

Электрические сети: инвестиции как производное от методологии

Еще 20 лет назад технические специалисты сетевых компаний не заботились о финансовой стороне работы организации и мало интересовались понятиями «тариф», «деньги» и «валовая выручка». Но сегодня ситуация поменялась, и теперь, потребности ТСО определяются ее возможностями.

Слово – заместителю генерального директора по экономике и финансам АО «ЛОЭСК» Жанне Валерьевне Айгильдиной.

– Говоря о проблемах электросетевых компаний, хочется остановиться на нескольких ключевых моментах, определяющих сегодня экономическую рентабельность ТСО.

Как известно, условные единицы и необходимая валовая выручка – взаимосвязанные показатели. Если мы посмотрим на историю вопроса, то вспомним, что до выхода Приказа ФСТ от 17.02.2012 г. № 98-э «Об утверждении Методических указаний по расчету тарифов на услуги по передаче электрической энергии, устанавливаемых с применением метода долгосрочной индексации необходимой валовой выручки» условные единицы при расчете тарифов использовались как справочная информация для деления НВВ по уровням напряжения.

Сегодня же система условных единиц применяется для анализа производственно-хозяйственной деятельности подразделений электрических сетей, нормирования технико-экономических показателей, проектирования схем организации эксплуатации энергосистем и проч. То есть условные единицы в настоящее время приобрели совершенно новое качественное значение. При этом оборудование автоматизированной информационно-измерительной системы коммерческого учёта электроэнергии, средства диспетчерского и технологического управления и т.п. эксплуатировались с необходимыми расходами и ранее, эксплуатируются и сейчас как неотъемлемая часть электросетевых активов сетевого хозяйства. Кроме того, появляются новые виды оборудования и устройств на подстанциях, конструкции линий электропередачи, технологии производства работ, которые не отражены в действующей системе условных единиц. Также нет рекомендаций и пояснений по учету особенностей построения схемы электроснабжения потребителей с применением резервирования, секционирования с использованием силовых коммутационных аппаратов с применением устройств автоматизации и телеуправления. А ведь именно они позволяют переходить к инновационным схемам построения сетей по принципу SmartGrid (интеллектуальные сети), являющимся сегодня приоритетным направлением в развитие сетевого сектора.

Таким образом, из-за отсутствия четкой методики определения объемов обслуживания в условных единицах, расчеты в подразделениях электрических сетей выполняются не всегда корректно, что часто приводит к искажению результатов. В итоге объемы ремонтно-эксплуатационного обслуживания в условных единицах не соответствуют фактической трудоемкости выполнения работ на объектах электрических сетей.

Изучая публичную информацию иных сетевых компаний, входящих в состав ПАО «Россети», приходится отмечать очевидное использование в расчете всего эксплуатируемого сетевого оборудования при упоминании общего количества обслуживаемых условных единиц, а не только ВЛ, КЛ и подстанций, что не предусмотрено МУ ФСТ № 20-э. Налицо – образовавшийся методологический пробел, следствием которого является острая необходимость корректировки документов, определяющих параметры активов компании, в том числе предоставляемых на федеральный уровень.

Сегодня для оценки эффективности сетевых компаний в масштабах Российской Федерации ФАС России и ПАО «Россети» используют такой показатель, как удельный расход на условные единицы. На мой взгляд, этот показатель не может считаться критерием эффективности. Простой пример: компания-однодневка получает доходы, но ничего не вкладывает в течение года. Стоит ли тогда говорить об эффективности только на основании ее затрат? Для сетевого сектора гораздо важнее такие показатели, как надежность и снижение аварийности.

Сетевые компании волнует и вопрос невозможности дозаявки условных единиц, прирастающих в течение календарного года. В результате расчет тарифной услуги по передаче быстро устаревает и не отражает действительного положения дел. Понятно, что это процесс трудоемкий, а у федерального регулятора ресурс ограничен. Но в таком случае должен быть предусмотрен корректирующий механизм возврата средств. Это особенно актуально для крупных компаний, где речь идет о существенных приростах.

Актуальной является и проблема необходимости эксплуатации сетевой компанией сетей, не находящихся у нее на балансе. Это так называемые бесхозяйные сети и сети, собственники которых не занимаются их обслуживанием, владея ими лишь де-юре. Соответственно, расходы у ТСО есть, но не все регуляторы относятся к этому с пониманием. Ведь фактически в НВВ должны быть включены те условные единицы, которые находятся в собственности у сетевой компании и учитываются на балансе, либо арендованные. Всему профессиональному сообществу сегодня понятно, что существующие нормативы нужно срочно пересматривать, потому что они не учитывают значительную часть активов, которые, так или иначе, содержит сетевая компания. Минэнерго России в курсе обозначенной проблемы, но пока никаких движений в сторону изменения методологии нет.

Нет и института экспертизы условных единиц, который совершенно необходим для удаления с рынка недобросовестных игроков, заявляющих ничем не подтвержденные мощность и затраты на содержание. В части обоснования доказательств активно работает ФАС. Но проблема требует глобальных решений, принятых на федеральном уровне. Это очень сложная работа, которая, предполагает серьезные потрясения в части тарифных последствий. Учитывая актуальность поставленной задачи по сдерживанию роста тарифов и регулирования подконтрольных расходов ТСО, необходимо рассмотреть возможность полноценной систематизации и классификации по уровням напряжения всего оборудования и нормирование операционных расходов также в системе координат условных единиц с учетом коррекции на климатические и экономические особенности субъектов.

По опыту работы АО «ЛОЭСК» могу сказать, что сетевая компания уже на этапе планирования инвестиционной программы рассчитывает тот объем условных единиц, который последует за реализацией инвестиционного титула. Но требования, предъявляемые федеральным регулятором в этой области, делают труд по подготовке инвестпрограммы, ее обоснованию и подтверждению не релевантным результату. Потому что все федеральные акты написаны в первую очередь для магистральных сетей, а на практике используются для всех уровней напряжения: и для 100 км высоковольтных сетей, и для 100 м. воздушной линии. И энергетической компании, находящейся в плоскости коммунальной энергетики очень сложно формировать инвестпрограмму в этих условиях. А ведь наш прирост в условных единицах – это, в первую очередь, результат реализации инвестиционной программы.

Еще одной проблемой является сложная и длинная процедура передачи в ведение ТСО бесхозных сетей или сетей, которые принадлежат собственнику де-юре, но им не обслуживаются. Возможно, механизм принятия добросовестной сетевой компанией таких сетей на обслуживание должен основываться на быстрой передаче в эксплуатацию и последующем урегулировании вопросов компенсации расходов, понесенных компанией. В любом случае, этот процесс не должен быть предметом двусторонних отношений сетевой компании и собственника, третьей стороной подобных споров должны стать местные органы исполнительной власти. Также нет механизма подхвата электросетей которые ранее принадлежали сетевым компаниям, на сегодняшний день лишенным статуса. Такие игроки не получают финансирования, но бремя эксплуатации объекта по закону лежит на собственнике. И возникает масса прикладных вопросов: кто оплачивает потери, которые произошли в сетях? Кто ликвидирует аварийные ситуации? Что происходит с потребителями, которые запитаны от этих сетей? Это вопросы актуальные, потому что процесс глобализации в сетевом секторе пошел очень активно.

В этой связи хочу заметить, что, на мой взгляд, у регулятора сегодня достаточно инструментов для того, чтобы убирать с рынка недобросовестные или не соответствующие критериям сетевые организации. Но эти инструменты зачастую не применяются просто в силу пренебрежения органов исполнительной власти контролирующими мероприятиями. Так, в Ленинградской области есть компании, которые вообще не имеют ремонтной программы, но исправно получают тариф. Известны и игроки, у которых в тарифе НВВ есть амортизация, но они не формируют инвестиционную программу, потому что требования по ее оформлению, выполнению и отчетности очень высоки. И регулятор считает, что если нет инвестпрограммы, то и контролировать нечего. То есть получается ситуация двойного стандарта. Изменить ее возможно только посредством проявления управленческой воли органов исполнительной власти.

Я думаю, решение большинства болезненных для отрасли вопросов лежит в плоскости необходимого нормирования всех процессов и затрат. Фактически это должен быть возврат к принципам советской экономики. В сетевом бизнесе есть такие однозначно-понятные процессы, как эксплуатация, ремонты, обходы, осмотры. Есть целый ряд прописанных правилами эксплуатации сетевого комплекса процедур, которые необходимо считать и утверждать как норматив. Если федеральный регулятор в конечном итоге последует этой логике, то всем сетевым компаниям будет гораздо проще планировать свою деятельность. Это тем более актуально, что сегодня существует тенденция наделения ТСО новыми функциями, несущими ей дополнительные затраты. Например, не так давно сетевым компаниям вменилось в обязанность принимать одновременно с заявкой на технологическое присоединение заявку на заключение договора энергоснабжения. И при этом никто не задается вопросом о дополнительных расходах.

Хотелось бы еще сказать несколько слов об источниках финансирования, которыми располагает сетевая компания. Это амортизация, капитальные вложения, прибыль и выпадающие доходы по присоединению льготных заявителей. Как правило, компенсация инвестиционных расходов осуществляется через 2-3 года, а в некоторых случаях растягивается во времени на неограниченное количество лет. Напомню, что АО «ЛОЭСК» находится как раз в секторе, где льготников много, поэтому имеет огромные выпадающие доходы. К тому же, в тарифном регулировании не предусмотрено коррекции затрат на персонал относительно масштаба работ.

Исходя из всего вышесказанного, рассуждения общественности о том, что наличие чистой прибыли у сетевой компании неправомочно, свидетельствует о полном непонимании экономических процессов в сетевом бизнесе. Ведь так называемая «чистая прибыль» в течение года полностью расходуется на инвестиции. К моменту подведения годовых итогов она уже использована в объеме, определенном тарифом.

Проблем в сетевой отрасли немало. В рамках одной статьи невозможно затронуть их все. Но я надеюсь на продолжение разговора как в СМИ, так и в профессиональном сообществе. Думаю, что разумные доводы представителей сетевых компаний будут услышаны, а баланс экономических интересов внутренних и внешних участников бизнеса – достигнут.

Записала Елена Никитченко

Добавить комментарий

Закрыть меню
Позвонить